Eng
Уровень выше

Алексей Комиссаров: «В этом году сможем выдать кредитов на 20,7 млрд рублей»

20.04.2017 500 млн рублей на лекарства
21.03.2017 Производство всесезонной обуви за 738 млн руб может появиться в Новороссийске
Алексей Комиссаров: «В этом году сможем выдать кредитов на 20,7 млрд рублей»
29.03.2017

Глава Фонда развития промышленности (ФРП) Алексей Комиссаров в беседе с корреспондентом «Известий» Марией Тодоровой рассказал о том, какие уникальные производства появятся в ближайшие годы в России благодаря поддержке государственных институтов и сколько денег могут получить отечественные производители на развитие в этом году.

— Что вы считаете главным достижением возглавляемого вами фонда за два года его работы?

— Это 20 новых производств, которые открылись благодаря займам ФРП. Одна из серьезнейших проблем, с которой сталкиваются промышленные предприятия, — это ограниченный доступ к дешевым и длинным деньгам. Фонд как раз такой доступ предоставляет: мы даем кредиты под 5% годовых на срок до 5–7 лет. Всего мы профинансировали 134 проекта на сумму 35 млрд рублей. При том, что два года назад мы начинали с нуля: не было ни документов, ни процедур, ни команды. 

Но главное, что нам удалось, — это сделать работу ФРП открытой и прозрачной: любой человек может зайти к нам на сайт и посмотреть, с точностью до копейки, кому выданы какие займы, на какие цели и что с этим предприятием происходит. Промышленное предприятие в течение нескольких часов может заполнить заявку на нашем сайте, не прикладывая никаких документов. Это первый этап, чтобы мы убедились, что проект подходит под наши основные требования. Ответ мы даем в течение 5 дней. Если ответ отрицательный, мы говорим почему. Компания может скорректировать заявку и подать повторно. Далее мы просим уже все документы в электронном виде. Оригиналы — только после одобрения проекта, когда готовим договор займа. 

Финальное решение принимает внешний независимый экспертный совет. Он состоит из представителей бизнеса, банков, профессионалов по анализу инвестпроектов. Это позволяет принимать объективные решения. 

— Обсуждалась инициатива — создать резервный фонд на случай дефолтов...

— Да, есть такая идея, она обсуждается, но решения пока нет. В отличие от банков мы не зарабатываем на кредитах. Все проценты, которые получает фонд, идут полностью на выдачу новых займов. Мы говорили про создание резервного фонда как раз из средств, которые мы получаем от процентов или от штрафов, просрочек по платежам.

У предприятий, которые мы поддерживаем. пока не было ни одного дефолта. Безусловно, поскольку мы говорим о бизнесе, риск существует, что какие-то компании могут столкнуться со сложностями в реализации проектов, но пока все выплачивают все платежи вовремя. Пока наши заемщики платят только проценты. Тела кредитов начнут выплачивать с 2018 года, по нашим условиям первые два года реализации проекта предоставляется отсрочка.

— Сколько в 2016 году получил фонд за счет процентов? Сколько планируется выдать займов в 2017-м?

— Более 1 млрд рублей получено от процентов за 2016 год. Плюс еще 1,5 млрд рублей от процентов, которые поступят в этом году. 800 млн рублей мы уже получили из бюджета в этом году. Еще ожидаем докапитализацию на 17,4 млрд рублей. Дмитрий Медведев говорил об этом в январе. Получается, более 20,7 млрд рублей сможем направить на выдачу новых займов в 2017 году.

— Когда вы рассчитываете получить обещанные 17,4 млрд рублей?

— Весной.

— Советский Союз был драйвером мировой промышленности, много оборудования экспортировалось в другие страны, а за 1990-е ситуация сильно ухудшилась. Как ситуация выглядит сейчас?

— Советский Союз занимал серьезную долю в мировом производстве станков — второе место после США, в 1990-х эта доля упала до нескольких процентов. Сейчас ситуация меняется в лучшую сторону, в том числе благодаря нашей специальной программе, которая на еще более льготных условиях, чем основная программа, поддерживает отрасль. Мы даем деньги на 7 лет и на облегченных условиях.

— Сколько предприятий воспользовались программой?

— Мы предоставили займы четырем проектам на 1,3 млрд рублей. Но эта программа новая, работает меньше года. И был лимит на финансирование. Сейчас мы его отменили.

— В каких отраслях вы можете отметить успешные проекты, которые помогли не только российской промышленности, но и людям?

— Мы поддерживаем наукоемкие, технически сложные проекты, важные для других отраслей: оборудование для нефтедобычи, автокомпоненты, генераторы для энергетики. Но при этом у нас есть масса проектов, которые производят потребительские товары. Например, аккумуляторные батареи для автомобилей в Самарской области, которые по своим характеристикам превышают показатели западных производителей. Производство обуви, средств гигиены.

У нас уже несколько проектов по производству эндопротезов. Это позволит решить серьезные проблемы для многих — удешевит и упростит проведение операций по замене суставов: тазобедренных, коленных. Производство высокотехнологичное и очень важное, предназначенное для людей.

Еще мы поддержали проект по производству портативных дефибрилляторов. Это уникальная история. Этот дефибриллятор не только маленький по размеру, но и сам определяет, какую степень разряда дать. То есть не требует высокой медицинской квалификации для обращения с ним. Он может применяться в метро, в общественном транспорте для того, чтобы спасти жизни людей.

— В России много импортных медикаментов. Фонд производство лекарств поддерживает?

— Последние годы эта ситуация в связи с вниманием государства меняется. В числе наших уже открытых проектов — производства лекарств для лечения сахарного диабета, аллергии, язвы, эпилепсии. Причем часть этой продукции пойдет не только на российский рынок, но и на экспорт. В основном в страны бывшего Союза, а также во Вьетнам, Монголию, Афганистан. Всего ФРП профинансировал 20 проектов в медицине и фармакологии на общую сумму 6 млрд рублей.

За счет средств фонда стимулируются не только производители конечных лекарств, но и фармсубстанций. С этим вообще большая проблема в стране — раньше фармпредприятия в основном занимались производством из зарубежных субстанций. А их производство имеет эффект в виде развития науки и смежных отраслей. Так, например, продукция предприятия из Иркутской области позволит отказаться от закупки на зарубежном рынке основных субстанций для лекарств от туберкулеза, онкологических заболеваний.

— Проекты под вашей поддержкой хоть и небольшие, но какие-то проценты платят. Как это влияет на конечную стоимость продукции?

— Большинство предприятий, как известно, обращается в банки, чтобы начать производство. Наши займы гораздо дешевле, чем кредиты в банках. То есть наша стоимость кредита не просто позволяет запустить производство, которое иначе не было бы запущено, потому что было бы нерентабельно, но еще и положительно влияет на конечную стоимость продукции.

— Какие у ФРП планы на 2018 год?

— Пока зафиксированных планов по дофинансированию фонда нет, но в 2018 году начнется возврат выданных кредитов — тела, а не процентов. Думаю, с 2019 года мы сможем выйти на самообеспеченность: выдавать новые кредиты за счет возврата старых без вливаний из бюджета.

— Фонд недавно увеличил сумму займов по основной программе до 500 млн рублей. Какие-то еще грядут изменения?

— В прошлом году начался процесс создания региональных фондов развития промышленности, а в этом году они уже активно работают — сейчас их 23. Эти фонды ни нам, ни Минпромторгу не подчиняются, это самостоятельные структуры — в них деньги региональных бюджетов. Они покрывают 30% займа, мы софинансируем 70%. Также мы полностью их обучаем, делимся экспертизой, всеми наработками.

— В каких регионах фонды будут открыты в этом году?

— Предполагается, что в 2017 году их откроется не меньше, чем в прошлом. В самое ближайшее время фонды появятся в Москве и в Самарской области.