Уровень выше

Как работают институты поддержки

15.09.2016 ФРП направил 1,6 млрд руб. на проекты промпредприятий Урала за 1,5 года
12.09.2016 Пружины автомобильной подвески сложной геометрической формы начнут делать в России
Как работают институты поддержки
12.09.2016
Система поддержки промышленности пока ориентирована на состоявшиеся предприятия, с существенным собственным капиталом. Проблема прежде всего в ограниченности государственных средств. Без вовлечения в инвестиционный оборот свободных денег населения нарастить инвестиционную активность не удастся.

«Никто не знает, что будет завтра. В промышленности слишком длительный цикл производства и слишком много рисков, чтобы даже пять процентов годовых казались очень привлекательными... Мы закупаем «там», потому что «тут» есть только помогающие заводам, а самих заводов уже практически нет. А те, которые есть, не могут конкурировать с западными и азиатскими, потому что для этого нужны огромные инвестиции в оборудование и персонал», - откровенно написал пару недель назад в корпоративном блоге руководитель машиностроительного предприятия «Кубаньжелдормаш» Вячеслав Яковлев. Это слова руководителя завода с оборотом около 400 млн рублей в год, производящего лебедки и домкраты грузоподъемностью от 5 до 500 тонн, которые продаются внутри страны и за рубежом.

Сложившаяся сегодня система государственной поддержки промышленности уже включает в себя довольно много институтов и инструментов - от налоговых льгот и госгарантий до займов и инвестиций в капитал, от ОЭЗ и ТОР до институтов развития. Формально эта система охватывает практически весь российский бизнес: очень крупные предприятия и проекты получают средства от ВЭБа и отобранных банков по программе проектного финансирования ЦБ (инвестиции в несколько десятков миллиардов рублей), просто крупные - вливания в капитал от Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ; инвестиции в несколько миллиардов рублей), дальше идут средние предприятия, которые могут воспользоваться помощью Фонда развития промышленности (ФРП) и Корпорации МСП (инвестиции в несколько сотен миллионов рублей). Существуют и региональные институты поддержки бизнеса. Но очевидно, что это только первые контуры по-настоящему эффективной системы поддержки промышленности.

Дорого для всех

Фон для работы этой системы - постоянный инвестиционный голод практически у всех российских предприятий. Заемные средства по-прежнему слишком дороги, расширять производство или модернизировать его все еще стараются «на свои», а первоначального капитала для новых проектов очень мало, и сосредоточен он в основном в крупных промышленных группах с госучастием или доступом к займам госбанков. «Доступ «умеренно» крупных, средних и малых предприятий к внешним источникам финансирования инвестиций очень ограничен, - говорит заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН Дмитрий Кувалин. - По данным опросов ИНП РАН, в 2014-2015 годах лишь 13-14 процентов предприятий этой категории имели возможность получать банковское финансирование на инвестиционные проекты сроком на три - пять лет и более. И еще 6-10 процентов могли получать инвестиционное банковское финансирование сроком на год-два. Причем с проблемой недоступности внешнего финансирования российские предприятия сталкиваются очень давно, в ходе текущего кризиса она лишь стала более острой».

Даже самые крупные компании за средствами для относительно небольших проектов обращаются в те же институты развития. Так, «Хевел», совместное предприятие «Реновы» и «Роснано», получило заем ФРП, на поддержку ФРП претендует «дочка» «Ростеха» «Технодинамика» - речь в обоих случаях идет о средних промышленных проектах и о займах в 300 млн рублей. И это не единичные примеры. При этом госкорпорации держат на счетах значительные суммы: в мае этого года глава Счетной палаты Татьяна Голикова заявила, что «Ростех», «Росатом», «Роскосмос», «Автодор» и Фонд ЖКХ держат на депозитах более 100 млрд рублей свободных средств.

Николай Дроздов, гендиректор компании ИНГР, соисполнителя проекта по производству комплексного оборудования для повышения нефтеотдачи, соглашается с тезисом о том, что поддержку от институтов развития в России получают в основном крупные компании, входящие в промышленные группы и уже имеющие инвестиционный капитал. «На своем примере руководителя малого инновационного предприятия «Инновационные нефтегазовые решения», являющегося резидентом и грантополучателем фонда «Сколково», а также ключевым соисполнителем по проекту «Производство комплексного оборудования для повышения нефтеотдачи, эксплуатации скважин и утилизации попутного газа», могу сказать, что без соинвестиций и производственных мощностей НПК «Уралнефтьсервис» внедрить инновационные ноу-хау в области инновационного оборудования для добычи нефти, собственниками которых являются сотрудники ИНГР, было бы очень проблематично, - констатирует Дроздов. - Многие инвестиционные компании считают вложения в машиностроение рискованными».

«Мы чувствуем, что один из сдерживающих факторов развития промышленности - недостаток внешнего финансирования и его высокая стоимость, - соглашается директор Фонда развития промышленности Алексей Комиссаров. - Второй фактор - недостаточный уровень собственных инвестиций у предпринимателей. У наших промышленных предприятий устаревшие основные фонды и оборудование - примерно две трети оборудования старше десяти лет, половина старше пятнадцати лет. Все новое, что появляется, - это обычно сборочные или упаковочные линии. И для модернизации, конечно, недостаточно одного лишь ФРП, нужны новые механизмы и более активное использование уже существующих механизмов». Что касается крупных предприятий, которые обращаются за займами в ФРП, то крупным компаниям зачастую тоже нужна поддержка, констатирует Комиссаров. Они тоже испытывают нехватку средств, а привлечь деньги могут пусть и по более низкой ставке, чем малый и средний бизнес, но все равно эта ставка слишком высока, чтобы запускать новое промышленное производство.

Естественно, крупные игроки стараются минимизировать стоимость инвестиций. «ФРП предоставляет кредиты по ставке пять процентов на десять (пять-семь - прим. редактора сайта ФРП) лет. Это весьма привлекательные условия. Мы заинтересованы в расширении сотрудничества с ФРП и другими институтами, которые могут оказывать льготную субсидированную финансовую поддержку проектам в отрасли возобновляемых источников энергии в России и тем самым повысить инвестиционную привлекательность сектора», - сказали «Эксперту» в пресс-службе «Роснано».

«С точки зрения экономики страны и эффекта от поддержки часто выгоднее и правильнее поддержать крупное предприятие, имеющее хорошие собственные резервы», - рассуждает глава ФРП. Вместе с тем ФРП старается больше помогать средним компаниям: фонд уменьшил максимальный размер займа. В этом году подавляющее большинство отобранных проектов - средние, не входящие ни в какие холдинги и финансово-промышленные группы, подчеркивают в фонде.

Для средних предприятий господдержка часто единственный вариант привлечь финансирование банков по цене ростовщических займов. Рисковать такими дорогими деньгами никто не готов. «Процентные ставки у банков сейчас от 16 до 19 процентов годовых, банки дают инвестиционные деньги на срок от одного до трех лет. А наш проект нуждается в длинных инвестиционных деньгах, - говорит председатель совета директоров компании «Медсинтез» (получает заем от ФРП) Александр Петров. - Кроме того, оценщики, которые работают с банковским финансированием, очень низко оценивают залоги по недвижимости из-за текущей рыночной ситуации. А Фонд развития промышленности предлагает хорошие условия для промышленников для того, чтобы закончить уже начатые проекты, как в нашем случае».

Доросли до господдержки

РФПИ поддерживает уже отлично развитые компании, «звезды» в своих отраслях (Enel, Московская биржа, «Мать и дитя»). Займы в ФРП получают и на развитие нового производства, и на расширение действующего, но обычно заемщики - это не первый год существующие, активно развивающиеся предприятия, часто владеющие активами еще советских времен («Сыктывкар Тиссью Груп», «Увадрев-холдинг» и т. д.). Есть и исключения: заводы, построенные «с нуля», но и за ними стоят инвесторы, имеющие мощные активы в других сферах («СтавСталь»). (в абзаце перечислены компании - получатели субсидий Минпромторга - прим. редактора сайта ФРП).

Что касается Корпорации МСП, то ее подопечные получают средства в основном на пополнение оборотных средств, и это тоже зарекомендовавшие себя игроки. Новые, создающиеся производства Корпорация МСП пока не поддерживает - хотя, как сказал «Эксперту» ее генеральный директор Александр Браверман, если корпорация будет уверена в нишах, то будет настойчиво продвигать стартапы, в том числе в технологической сфере, с помощью так называемого инвестиционного лифта. «У нас есть цепочка ФРП - корпорация - РФПИ и РЭЦ, и мы поддерживаем проекты, имеющие экспортный потенциал», - говорит Браверман. Корпорация МСП также старается помочь с рынками сбыта: одна из важнейших ее целей - обеспечить доступ малых и средних компаний к закупкам крупнейших компаний с госучастием, поставщики госкомпаний также могут рассчитывать на гарантии корпорации. При этом требования для получения гарантии весьма серьезные: необходим опыт участия в закупках (не менее трех контрактов, в том числе один исполненный для получения гарантии до 25 млн рублей, не менее трех исполненных контрактов для гарантии от 25 млн рублей), поручительство собственников компании, контролирующих более 50% уставного капитала, или генерального директора. Таким образом, это также история уже вставших на ноги игроков.

Вообще, в частных разговорах представители государственных структур признаются, что все время находятся перед выбором: дать денег новому (хотя бы относительно) и неизвестному предприятию или же устоявшемуся, крупному, активному игроку. Выбор особенно сложен, когда речь идет о заемных средствах, которые нужно вернуть. Новые производства более рискованны, но ведь вроде и помогать надо в первую очередь им? На самом деле любой выбор может быть недостаточно хорошим, потому что сегодня господдержка - это попытка разделить скудные государственные ресурсы между нуждающимися предприятиями в условиях, когда нуждаются буквально все. Государство - при всей обширности списка институтов развития и льготных механизмов - просто не может удовлетворить всех потребностей российской промышленности в деньгах. «Масштаб средств, выделяемых на поддержку промышленности и реального сектора через различные институты развития, с макроэкономической точки зрения более чем скромен, - говорит Дмитрий Кувалин. - Даже если все плановые ожидания институтов развития сбудутся (что крайне маловероятно), суммарный объем привлеченных ими в реальный сектор инвестиций вряд ли превысит 600-700 миллиардов рублей в год. Это всего четыре-пять процентов от суммы годовых инвестиций в основной капитал в целом по российской экономике. Такие масштабы инвестирования, конечно, совершенно недостаточны для обеспечения мощного промышленного рывка и для развертывания системы массового финансирования промышленных предприятий».

«Современное производство должно быть быстрым и динамичным, а иметь в акционерах или крупных заемщиках госструктуру, где решения согласовываются по три месяца, могут себе позволить разве что сельхозпроизводители с годовым циклом принятия решений», - говорит сооснователь Sapfir Capital Александр Журба. «Мы обращались за господдержкой, даже был отдельный человек по работе с органами исполнительной власти, - сказал «Эксперту» Вячеслав Яковлев. - По любой программе находятся пункты, которые нас оставляют за бортом. Если годовая выручка подходит, не проходим по численности. Если проходим по численности, не проходим по оборотам, и так далее. В итоге я свернул эту работу, потому что бегать, просить без всякой заинтересованности со стороны властей Краснодарского края смысла нет (предприятие расположено в Армавире. - «Эксперт»)».

Наталья Клешева, заместитель финансового директора компании «Лесплитинвест» (получила субсидию от ФРП) (получило субсидию от Минпромторга при консультационной поддержке ФРП - прим. редакции сайта), не согласна с тезисом о сложности господдержки; по ее словам, при условии своевременного, полного и грамотно оформленного пакета документов получить поддержку институтов развития могут разные компании, вне зависимости от размера капитала и наличия холдинга «за спиной».

У кого нет миллионов, могут идти мимо

Как создать новое промышленное предприятие, если вы не являетесь владельцем уже действующего бизнеса, причем приносящего прибыль? По всей видимости, никак. И чиновники, и сами предприниматели сходятся в том, что инициатор промышленного проекта должен иметь от 15 до 30% необходимых инвестиций в виде собственных средств (если речь идет о производстве с начальными инвестициями в 1-2 млрд, бизнесмену необходимо найти 150-600 млн рублей). «Конечно, крупным промышленным группам проще получить поддержку, потому что у них есть сформированная бизнес-инфраструктура - собственный юридический, финансовый отдел и так далее. Потому что система господдержки очень прозрачна и требуется достаточно много подтверждающих документов, куда вы хотите направить полученные деньги, - рассуждает Александр Петров из «Медсинтеза». - По моему убеждению, поддерживать необходимо тех предпринимателей или те группы предпринимателей, у который уже есть собственный капитал. То есть государство, к примеру, дает 50 процентов, и группа или предприниматель должны вложить 50 процентов. Чтобы деньги пошли именно на развитие, а не на какие-то творческие идеи».

Конечно, существуют венчурные фонды, в том числе с господдержкой, но они в основном специализируются на высоких технологиях, к обычному производству эта история не имеет отношения.

Банковское финансирование тоже не выход - из-за специфики промышленных объектов. «Заемные средства практически не используются в капитальном строительстве - это слишком дорого, - говорит Александр Журба. - А если используются, то заканчиваются такие истории во многих случаях печально. Использование собственных средств и госинвестиций плюс некоторой доли господдержки в виде займов - нормальное решение с точки зрения реальной жизни». Значит, остается ждать, пока предприятия накопят достаточно нераспределенной прибыли для вложений? «Ждать, пока предприятия накопят собственный капитал, можно очень долго. Особенно в условиях кризиса. И, кстати, не факт, что, накопив этот капитал, владельцы предприятий захотят инвестировать его в российский реальный сектор, - говорит Дмитрий Кувалин. - В целом эволюционного развития событий в инвестиционной сфере нам, видимо, не избежать. Но эта эволюционность будет следствием скорее проблем институтов, чем проблем предприятий. Именно наши институты развития меньше готовы к развертыванию массового финансирования инвестиционных проектов. У нас в стране по-прежнему отсутствует нормальная система экспертизы таких проектов; остро не хватает людей, способных разбираться в технологических и инженерных аспектах предлагаемых решений; наблюдается дефицит необходимых финансовых технологий и инструментов». Но мы не можем ждать - на это просто нет времени, говорит замгендиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Владимир Сальников: конкуренция на мировом рынке лишь нарастает, и пока мы будем ждать формирования условий, мы будем все сильнее отставать.

Капитал ближе, чем кажется

ЦМАКП анализировал программы субсидирования процентных ставок для промпредприятий, проектного финансирования с участием ЦБ и работу ФРП. Анализ показал, что на один рубль поддержки приходится порядка четырех рублей инвестиций за счет прочих источников (среди них могут быть и коммерческие) - это приемлемый уровень, отмечает Владимир Сальников. «Основная проблема и задача на будущее у инструментов поддержки проста в формулировании, но сложна в реализации: как отмасштабировать, тиражировать наиболее успешный опыт поддержки эффективных проектов, - говорит эксперт. - Нам в самое ближайшее время необходимо стимулировать увеличение инвестиций в обрабатывающей промышленности хотя бы на 500 миллиардов рублей в год, а еще лучше - на триллион рублей ежегодно».

Директор департамента содействия инвестициям и инновациям Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Алексей Вялкин предлагает максимально упростить процедуру отбора проектов, которые могут получать поддержку в рамках программы проектного финансирования: сократить время от подачи заявки до выделения ресурсов, возможно, снизить требования к проектным показателям, проработать возможность снижения требуемого объема софинансирования со стороны инициатора проекта. Необходимо также определить, что в распределении господдержки будет учитываться доля добавленной стоимости, говорит эксперт: чем она выше, тем на большую господдержку может рассчитывать предприятие. Соответствующим образом должна распределяться и налоговая нагрузка: чем выше доля добавленной стоимости, тем ниже налог. И необходимо заимствовать иностранный опыт снижения ставки налогообложения доходов корпораций, полученных в результате реализации запатентованной продукции. «В некоторых странах компаниям позволено вычитать из налогооблагаемой базы более ста процентов средств, израсходованных на научные исследования и разработки, - говорит Алексей Вялкин. - Опыт таких стран, как Ирландия, Индия, Китай, Израиль, Тайвань, по предоставлению беспрецедентных налоговых льгот компаниям, осуществляющим деятельность в инновационной сфере, привел к экономическому росту в этих странах, быстрому изменению структуры их экономик с ориентацией на высокотехнологичные отрасли».

Ну и, наконец, господдержка не заменит привлечение финансирования у традиционных инвесторов через банки и финансовый рынок.

Необходимость снижения ставок по всему банковскому сектору нельзя сбросить со счетов, как бы ни хотелось этого адептам таргетирования. Пока предприятие не будет уверено, что может в любой момент расчитывать на пополнение оборотных средств и рефинансировать текущие программы, оно не будет тратить, нераспределенную прибыль на инвестиции. «Опыт ТПП РФ по содействию привлечению инвестиций в проекты российских предприятий показывает, что инвестиционная разморозка начнется, когда эффективная ставка для заемщика будет в районе 12 процентов, - уверен г-н Вялкин. - Конечная ставка на уровне 10 процентов для получателей средств обеспечивает поддержание производства на текущем уровне, активные инвестиции в новые проекты начинаются при ставке ниже семи процентов». ТПП также считает необходимым разделить банки на коммерческие и инвестиционные - последние могли бы брать на себя более высокие риски, финансируя инновационный сектор экономики (кроме сектора венчурных инвестиций), быстрорастущие компании, их вывод на финансовый рынок и реструктуризацию бизнеса.

Что же касается раскручивания привлечения капитала через выпуск ценных бумаг, то здесь госинституты как раз должны активнее поддерживать компании. «Эксперт» спросил предпринимателей, которые ищут финансирование, почему они не обращаются на рынки капитала. Общее мнение: сложно, дорого, инвесторов не найти. В результате на фондовом рынке сейчас или «голубые фишки», или сомнительные компании. Институты развития могут и должны выступать тут своеобразными гарантами качества эмитентов - чтобы компании могли совмещать льготное финансирование с привлечением средств на открытом рынке.

Первые шаги в этом направлении делает ФРП: фонд готовится совместно с Московской биржей предлагать инвесторам бумаги промышленных компаний. Один из вариантов - использование акций компаний, размещенных на рынке инноваций и инвестиций Московской биржи, в качестве залога под заем ФРП. А Фонд развития Дальнего Востока уже запустил похожую систему совместно с НП РТС и ее торговой системой «Восход»: на ней будут размещаться компании, прошедшие экспертизу фонда и получившие от него финансирование. «Благодаря развитию технологий и изменению процедур регистрации выпусков ценных бумаг выпуск облигаций больше не является сложным и долгим, - говорит президент НП РТС Роман Горюнов. - От момента, когда мы поговорили с собственниками, и до размещения облигаций «дочки» Хабаровского аэропорта, ООО «Авиатерминал», прошло три недели. Мы сделали все, чтобы приблизить рынок капитала к подобным компаниям. Мы видим высокий спрос со стороны инвесторов на бумаги промышленных предприятий, в том числе со стороны физических лиц - при правильном определении ставки и структурировании выпуска. Мы рассчитываем, что вскоре будет уравнено налогообложение банковских депозитов и облигаций, и это будет стимулировать граждан обращать внимание на облигации как полноценную альтернативу депозитам. Кроме того, размещение показало и работоспособность индивидуальных инвестиционных счетов: так, 40 процентов спроса на выпуск облигаций «Авиатерминала» обеспечили именно с ИИС».

Население сейчас держит в банках более 23 трлн рублей - даже если они вложат в облигации 5% этого объема, предприятия получат более 1 трлн рублей.
ENG